Тренды развития бесконтактных платежей, на которые стоит обратить внимание

Появление возможности платит за товары и услуги просто приложив карту или телефон к POS-терминалу — самое хорошее и удобное, что дал нам fintech за последние годы. Благодаря технологии бесконтактных платежей процесс оплаты стал максимально бесшовным, более быстрым и понятным для всех. Именно благодаря этому в Украине так активно растет сегмент cashless, а торговы сети улучшают качество обслуживания. За 5 лет платежную привычку украинца просто не узнать — и это прекрасно. Предел ли это в упрощении и оптимизации платежа? Конечно же нет. Постараюсь рассказать, как нынешнюю технологию улучшают и дорабатывают. 

 

Улучшение безопасности

 

Здесь все очевидно — чем популярнее платежная технология, тем больше попыток ее взломать. PIN-код давно перестал быть самым надежным способом защититься от фрода, и сейчас мы видим, как над секьюрностью платежных технологий работают так же усердно, как и над самыми технологиями.

 

Самое понятное и активно использующееся решение — биометрия. Touch ID, Face ID и их аналоги применяются для оплат в мобильных кошельках от Apple и Google, а благодаря им — и в онлайне. Такое подтверждение оплат стало массовым. Но это не значит, его нельзя доработать. Наиболее перспективная технология здесь — аутентификация по сердцебиению, с которой работают сразу несколько стартапов. Она связана с носимыми устройствами — но о них чуть позже.

 

Тем не менее, над самими карточными продуктами тоже работают — «пластик» никуда не исчезает, а становится все более функциональным. Например, грядущая Apple Card: на ней отсутствуют какие-либо обозначения (номер карты, CVV-код или срок  действия). В целях безопасности, эта информация не раскрывается даже владельцу карты. На физической карте номер закодирован в магнитную полосу. 

 

Кроме того, международные платежные системы работают над картой со встроенными датчиками отпечатков пальцев — одновременно на базе блокчейна создаются надежные системы цифровой идентификации, которые временно предоставляют бизнесу доступ к индивидуальному идентификатору платежа по запросу клиента. Проще говоря, торговцу больше не передают все платежные данные.

 

Акцент на носимые устройства

 

Если 2-3 года назад все говорили о том, что платежи перекочуют из карты в телефон (что отчасти и произошло), то сейчас идет настоящий бум с платежей на носимых устройствах. Естественно, тренд начали задавать Apple Watch, в которых возможны платежи через Apple Pay. С появлением аналогов на Android технология пошла в массы — особенно когда Xiaomi добавил NFC-технологию в свои фитнес-браслеты Mi Band (с третьей модели).

 

Платеж с таких девайсов работает в связке со смартфоном, что, естественно, удобнее, но сопряжено с рисками защиты данных и идентификации.Сейчас NFC-практика «плати часами» находит свое применение в часах, кольцах, ключах — и, соответственно, возникают новые методы защиты. Как я уже сказала, идентификация по сердцебиению — самый перспективный из методов. 

 

QR-коды

 

Немного оффтоп, но все же скажу про QR-коды, которые в Украине уже начали внедрять как альтернативу бесконтакту. Главная причина — желание охватить клиентов, у которых нет NFC-модуля в телефоне, но есть камера. Одноразовый QR, генерируемый на терминале или кассе — это отличная защита, при которой данные так или иначе шифруются. Что же сильнее всего выделяет QR-платежи —  это моментальность и низкая цена развертывания инфраструктуры. Защита здесь требует не аппаратных мощностей, а исключительно программных, как это, например, в китайском WeChat Pay. 

 

Contactless payments development trends that are worth paying attention to

 

The opportunity to pay for goods and services simply by attaching a card or smartphone to a POS terminal — the best and most convenient thing that fintech has given us in recent years. Thanks to contactless payment technology, the payment process has become as seamless as possible, faster and more understandable for everyone. Thanks to this the cashless segment is so actively growing in Ukraine, and trading networks are improving the quality of service. During the last 5 years, the payment habit of a Ukrainian has changed fundamentally — this is wonderful. Is this the limit in streamlining and optimizing a payment? Of course not. I will try to tell you how the current technology is improving right now.

 

Security improvements

 

Everything is obvious here — the more popular the payment technology, the more attempts to crack it. PIN-code has long ceased to be the most reliable way to protect against fraud, and now we see how the payment security technologies are developing as hard as the payment technologies themselves.

 

The most understandable and actively used solution is biometrics. Touch ID, Face ID and their analogues are used for payments in mobile wallets from Apple and Google, and in online commerce — thanks to them. This payment confirmation has become widespread. But this doesn’t mean it can not be finalized. The most promising technology here is heartbeat authentication, with which several startups are working right now. It is connected with wearable devices — but I’ll talk about them a bit later.

 

Nevertheless, they also work on the card products themselves — the “plastic” doesn’t disappear anywhere, but becomes more and more functional. For example, the upcoming Apple Card: there are no designations on it (card number, CVV code or expiration date). For security reasons, this information is not disclosed even to the cardholder. On a physical map, the number is encoded in a magnetic stripe.

 

In addition, international payment systems are working on a card with built-in fingerprint sensors — at the same time, reliable digital identification systems are created on the basis of the blockchain, which temporarily give the business access to an individual payment identifier at the client's request. Simply put, the merchant no longer sends all billing information.

 

Wearable devices focus

 

2-3 years ago, everyone said that payments would move from card to phone (which partly happened), now there is a real boom in payments on wearable devices. Naturally, the trend began with Apple Watch, in which payments are possible through Apple Pay. With the development of analogues on Android, the technology went to the masses — especially when Xiaomi added NFC technology to its Mi Band fitness bracelets (from the gen 3 model).

 

Payment from such devices works in conjunction with a smartphone, which, of course, is more convenient and involves risks of data protection and identification. Now the NFC-practice “pay with watch” finds its application in rings, keys — and, accordingly, new methods of protection . As I said, heartbeat identification is the most promising method.

 

QR codes

 

 

It is a little offtopic, but I will still say about QR codes, which have already begun to introduce as an alternative to contactless payments in Ukraine. The main reason is the desire to reach customers who don’t have an NFC-module in the smartphone, but have a camera in it. One-time QR generated at a terminal is an excellent protection in which data is encrypted. What stresses QR payments the most is the instantaneousness and low cost of infrastructure deployment. Protection here doesn’t require hardware capacity, but only software, as it is, for example, in Chinese WeChat Pay.

 

Банкнота в 1 000 грн — это не признак дефолта. Это сигнал для безналичной экономики

Выборы уже близко. В свете нарастающей предвыборной гонки за места в парламенте любая экономическая инициатива сейчас рассматривается исключительно как волевое политическое решение. О том, почему это опасно для развивающихся экономик вроде украинской, можно говорить очень долго, но смысл не поменяется. Волюнтаризм не дает экономике развития, но еще хуже, когда логичные и правильные инициативы выдаются за желание заработать лишние политические очки. 

 

Это очень хорошо просматривается на примере денежных реформ, которые проводит наш регулятор. В Украине был взят стратегический курс на cashless: повышение доли безналичных расчетов, внедрение новых инструментов, выход на украинский рынок новых инновационных сервисов вроде Apple Pay и Google Pay, появление новых платежных систем и т.д. Государство дает бизнесу четкий сигнал (каждый год это чувствуется на форуме Finclusion): мы готовы поддерживать все, что стимулирует украинцев платить картой, электронным кошельками, мобильным телефоном. Всем, кроме наличных, которые дорогие в обслуживании, мешают детенизации доходов и борьбе с коррупцией и т.д. 

 

Но что делать с текущим уровнем использования налички? Ситуация с курсом и рост доходов показывает, что нынешние денежные номиналы использовать неудобно, а обслуживать — дорого. Проводить деноминацию? Плохая идея, для страны масштабов Украины это сложный процесс, дорогостоящий и не самый актуальный — ведь зачем делать оплату наличными максимально удобной, если процент «безнала» растет из года в год и пересекает 50%?

 

Выход — использовать проверенную европейскую практику обслуживания «налички». Мелкие номиналы — 1 грн, 2 грн, 5 грн и 10 грн — логичнее сделать в виде монет, а не банкнот. Устойчивость к износу намного выше, частота использования будет понижаться. Мало кто хочет таскать с собой в кармане звенящие деньги, если мелкие покупки можно оплатить просто приложив карточку или смартфон к терминалу. Более крупные купюры будут поддерживаться, но перспектива получить сдачу в виде кисета с монетами — еще один стимул перейти на cashless-расчеты.

 

Учитывая нынешний размер средней зарплаты в крупных городах, иметь 500 грн самой большой купюрой — пройденный этап. Ее ввели в 2006 году, а с тех пор изменилось очень многое. Отмена малых банкнот и введение 1000 грн решает проблему критического накопления денежной массы в обороте. Нагрузка на ее обслуживания серьезно снизится, а оптимизация операционных расходов — это всегда хорошо. А очередные пророчества о дефолте здесь кажутся откровенной спекуляцией, поверить в которую может лишь хронический паникер.

 

Другой важный момент —психологический. Носить и расплачиваться такими купюрами —неудобно для клиента. Давать с них сдачу для продавца — неудобно вдвойне. Все это дает мощный сигнал для безналичной экономики, который нельзя игнорировать. Наличные становятся не столько проблемой, сколько неудобным анахронизмом, совершенно лишним для современного потребителя. Задача же fintech-бизнеса здесь — продолжать развивать платежную экосистему — настолько удобную, чтобы возвращаться к наличным не было бы желания по всем видимым причинам.

 

A 1,000 UAH banknote is not a sign of a national bankruptcy. This is a signal for a cashless economy.

 

Elections are coming. In the light of the growing pre-election race for seats in parliament, any economic initiative is now considered solely as a volitional political decision. We can talk about why this is dangerous for developing economies like Ukrainian, but the meaning will not change. Voluntarism doesn’t give the economy a development, but it’s even worse when logical and correct initiatives are issued as a desire to earn extra political points.

 

You can this well seen in the example of the monetary reforms carried out by Ukrainian state regulator. Ukraine took a strategic course for cashless: increasing the share of cashless payments, introducing new tools, the new innovative services like Apple Pay and Google Pay entering Ukrainian market, the emergence of new payment systems, etc. The state gives the business a clear signal (every year this is felt on the Finclusion forum): we are ready to support everything that encourages Ukrainians to pay with a bank card, electronic wallets, or a mobile phone. Anything, except cash, which is expensive to maintain, interferes with the detuning of incomes, interferes with the fight against corruption, etc.

 

But what to do with the current level of cash using? The situation with the course and the growth of income shows that the current monetary nominals are inconvenient to use and expensive to maintain. What can we do — conduct denomination? A bad idea, for a country like Ukraine this is a complicated process, expensive and not the most urgent — after all, why making cash payments as convenient as possible if the cashless percentage increases year by year and crosses 50%?

 

The solution is to use the proven European cash service practice. Small nominals — 1 UAH, 2 UAH, 5 UAH and 10 UAH — will be turned into coins, not banknotes. Run-out resistance is much higher, the frequency of use will decrease. Not many people want to carry a ringing money in their pockets, if you can pay for small purchases simply by attaching a card or smartphone to the terminal. Larger bills will be maintained, but the prospect of a change in the form of a coin pouch is another argument to switch into cashless payments.

 

Given the current size of the average salary in large cities, 500 UAH as the biggest banknote is the passed stage. It was introduced in 2006, and a lot has changed since then. The abolition of small banknotes and the introduction of 1000 UAH solves the problem of the critical accumulation of banknotes in circulation. The load on its attendance will be seriously reduced, and the optimization of operating expenses is always good. And the boring prophecies about national bankruptcy here seem to be a frank speculation, which only a chronic alarmist can believe in.

 

 

Another important point is psychological. To carry and pay with such banknotes is inconvenient for the customers. Giving them change for the seller is doubly inconvenient. All this gives a powerful signal for a cashless economy that cannot be ignored. Cash becomes not so much a problem as an uncomfortable anachronism, completely superfluous for the modern consumer. The task of the fintech business here is to continue developing the payment ecosystem so good that there would be no intention to return to cash for all obvious reasons.

 

Амбиции криптовалюты Libra от Facebook: чем обеспокоены финансовые регуляторы?

Главная новость этой недели — Марк Цукерберг анонсировал старт своей криптовалюты Libra. Ожидаемое решение, учитывая вектор развития Facebook в сторону финансовых сервисов и «финтехизации» своих основных продуктов (к примеру, те же платежи в Instagram). 

Цель и суть

Главная цель основанной на блокчейне криптовалюты (тут я почти дословно перевожу заявление Цукерберга) — «создание глобальной и простой в использовании финансовой инфраструктуры, которая позволит миллиардам людей по всему миру проводить транзакции». Также они планируют добавить электронный кошелек в WhatsApp и Facebook Messenger, который станет доступен в качестве отдельного приложения в 2020 году. Возможно, именно под это ФБ получал лицензию на эмиссию электронных денег, о которой я писала ранее.

Эту идею поддержали мировые хедлайнеры финансового рынка (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), и топ-стартапы вроде  Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify и Uber. Это сразу же открывает доступ к расчетам в Libra для сотен миллионов клиентов, а сам платежный метод становится неожиданно востребованным и не привязанным к географии. Добавляем к этому, что делами криптовалюты (ее выпуском) заведует — внимание — некоммерческая организация Libra Association. 

Есть проблема

А теперь поставьте себя на место финансового регулятора любой из стран ЕС. Где контроль, где согласование правил, где надзор за транзакциями? Конечно же, они видят в этом проблему, особенно на фоне скандалов с продажей персональных данных, который Цукербергу еще не забыли. Да, в компании заявили, что информация, которую пользователи предоставят Libra, будет храниться отдельно от Facebook — но поверят ли ему? Особенно в свете того, что Facebook открыто говорит о планах зайти не только в международные денежные переводы, но и в ритейл, оплату услуг — да везде, где юзер фейсбука тратит деньги. Конечно же, нет, и правильно сделают. 

Основные претензии регуляторов

Первыми возмутились американцы. Так, глава профильного комитета по финансовым сервисам в Палате представителей Конгресса Максин Уолтерс считает, что Facebook обязаны приостановить разработку Libra до момента, пока Конгресс и регуляторы не дадут свою оценку проекту. 

«Facebook располагает данными миллиардов людей и неоднократно демонстрировал свое пренебрежение к защите и осторожному использованию этих данных. Своими заявлениями о планах создать криптовалюту Facebook продолжает свое неконтролируемое расширение и присутствие в жизни своих пользователей».

Среди других претензий Сената — выпуск криптовалюты из счета швейцарском банке (ну конечно, зачем еще Facebook получал там нужно лицензию полгода назад?) и возможное создание глобальной монополии в финансовых нишах благодаря охватам аудитории. К примеру, речь идет о мобильных платежах. Насчет монополии я не уверена, однако вытеснить многих традиционных крупных игроков Libra может. Необанки вроде Revolut не поддадутся, а вот остальные будут затягивать пояса потуже, а этого в традиционных компаниях с серьезными лоббистами ой как не любят. 

Сам Facebook сотрудничает с американскими регуляторами, но последним до сих пор неясно структурирование Libra и будет ли криптовалюта напрямую подпадать под любые существующие режимы регулирования в США.

Что касается Европы, то министр финансов Франции Бруно Ле Мэр в свете анонса Libra призывает к усилению регулирования технологических компаний (скорее всего, ради новых налоговых поступлений, которые любит Франция). Депутат Европарламента от ФРГ Маркус Фербер предложил оперативно разработать максимально подробную нормативно-правовую базу для виртуальных валют — вполне ожидаемо. А вот в Банке Англии аккуратно оценили потенциальную пользу проекта, но прогнозируют строгое регулирование использования (стандартный ответ для британской дипломатии). Швейцарский же госрегулятор комментарий давать отказался, ограничившись лишь фактом «контакта» с основателями Libra. 

Есть ли вообще повод переживать?

С позиции финансовых регуляторов — конечно есть. Это их работа — учитывать все возможные риски для защиты финансовой стабильности. Здесь вопросов нет, да и амбиции Facebook давно являются предметом дискуссий. 

Но есть и другая сторона — «выстрелит» ли вообще Libra от Facebook? Шансы для этого большие, однако есть пара моментов, которые говорят об обратном и доказывают, что fintech сфере не стоит закатывать панику.

На данный момент в фейсбуке зарегистрировано более 1,7 млрд аккаунтов.Пользователей смартфонов среди них — 1 млрд. Топ-7 стран по количеству пользователей Facebook: Китай, Индия, Пакистан, Индонезия, Мексика, Нигерия, Бангладеш. В этих странах иногда запрещена соцсеть, почти везде запрещены криптовалюты, а там, где разрешено, то ведется серьезнейший надзор со стороны Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Отбросим сотни тысяч (а то и миллионы) фейковых аккаунтов, дублей и мертвых, добавим фильтр сегмента финансовой инклюзии и получим, что Libra будет актуальна для 50-100 млн чел. Это очень серьезная аудитория, о такой лишь мечтать можно. Но будут ли пользоваться ею, учитывая количество финансовых инструментов на Западе и общее падение интереса к  «крипте» — вопрос хороший. 


Libra cryptocurrency ambitions Facebook: why financial regulators are so concerned?

The main news topic of this week — Mark Zuckerberg announced the release of Libra cryptocurrency. The expected decision, considering Facebook’s vector of development in the direction of financial services and the “fintechization” of its main products (for example, the Instagram payments).

Goals and main points

The main goal of the blockchain-based cryptocurrency (here I almost literally translate Zuckerberg's statement) is "creating a global and easy-to-use financial infrastructure that will allow billions of people around the world to conduct transactions». They also plan to add an e-wallet to WhatsApp and Facebook Messenger, which will be available as a separate application in 2020. Perhaps that’s why FB received a license to issue electronic money, I wrote about it earlier.

This idea was supported by global financial market headliners (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), and top startups like Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify and Uber. This immediately opens access to payments in Libra for hundreds of millions of customers, and the payment method itself becomes unexpectedly important and not tied to geography. Add to this that the affairs of cryptocurrency (its emission) manages — this is important — a non-profit organization called Libra Association.

There is a problem

Now put yourself in the place of a financial regulator of any EU country. Where is control, where is agreement on rules, where is transaction oversight? Of course, they see this as a problem, especially in light of the background of scandals with the sale of personal data, which Zuckerberg has not yet forgotten. Yes, the company said that the information that users provide Libra will be stored separately from Facebook - but will they believe it? Especially in the light of the fact that Facebook is openly talking about plans to гыу not only international money transfers, but also retail, payment for services — well, everywhere, where the Facebook user spends money. Of course not, and they’re have this right.

The main claims of regulators

Americans were the first to outrage. The head of the committee for financial services in the House of Representatives, Maxine Walters, believes that Facebook is obliged to suspend the development of Libra until the Congress and regulators give their assessment of the project.

«Facebook has data from billions of people and has repeatedly demonstrated its disregard for the protection and careful use of this data. With its statements about plans to create cryptocurrency, Facebook continues its uncontrolled expansion and presence in the lives of its users.»

Among other claims of the Senate we can see the release of cryptocurrencies from an account of a Swiss bank (well, of course, why else Facebook receive a license six months ago?) and the possibility of a global monopoly in financial niches due to audience reach. For example, we’re talking about mobile payments. As for monopoly, I am not sure, but Libra can force out many of the traditional major players. Neobanks like Revolut won’t giveup, but the rest will tighten their belts, and people don’t like to do this in traditional companies with serious lobbyists.

In fact, Facebook collaborates with US regulators but they’re still don’t understand the structuring of Libra and whether the cryptocurrency will directly fall under any existing regulatory regimes in the United States.

As for Europe, the Minister of Finance of France Bruno Le Mayor in the light of the announcement Libra calls for greater regulation of technological companies (most likely for the sake of new tax revenues that France loves so much). European Parliament Deputy Markus Ferber from the Federal Republic of Germany suggested that the most detailed legal and regulatory framework for virtual currencies must be quickly developed — quite expected. But at the Bank of England they carefully evaluated the potential benefits of the project, but also predicted strict regulation of use (the standard answer for British diplomacy). Swiss state regulator refused to give a comment, confining himself to the fact of “contact” with the founders of Libra.

Is there any reason to worry?

From the position of financial regulators — of course there is. Itэs their job to take care about all possible risks and protect the financial stability. There are no questions here, and Facebook's ambitions have been a subject of discussion for a long time.

But there is another side —will Libra be the next «big thing» for Facebook? The chances for this are great, but there are a couple of moments that say «no» and prove the fintech sphere should not be a panic.

There’re over 1.7 billion accounts registered on Facebook right now;There’re 1 billion smartphone users among them;Top 7 countries by the number of Facebook users: China, India, Pakistan, Indonesia, Mexico, Nigeria, Bangladesh. In these countries, social networks are sometimes forbidden, cryptocurrencies are almost always banned or have a serious oversight by the Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF).

Let’s throw away hundreds of thousands (or even millions) of fake accounts, duplicates and dead, add a filter of the financial inclusion segment and get Libra to be relevant for 50-100 million people. This is a very serious audience. But will it be used, considering the number of financial instruments in the West and the general decline in interest in the “crypto” — it’s a good question.

Три вывода из статистики бесконтактных платежей Украины за I квартал 2019 года

На этой неделе регулятор опубликовал развернутую статистику бесконтактных платежей в Украине за первый квартал текущего года. И, конечно же, я не могла пройти мимо возможности разобрать ее и конвертировать валовые показатели в прогноз возможностей и перспектив для украинского fintech-рынка. Это уже становится традицией для моего блога — смею надеяться, полезной и конструктивной. 

Итак, 3% всех банковских карт уже в Apple Pay и Google Pay. Токенизированные карты популярны среди аудитории, которую некоторые прогрессивные медиа называют «новый средний класс» — жители больших городов, до 35 лет, работающие в больших компаний, часто путешествующие. Такие люди отторгают наличные как понятие — и это прекрасно, что в Украине появляется и развивается такая культура активного, но при этом осознанного потребления. 

На запрос пользователей отвечает рост инфраструктуры: более 80% терминалов поддерживают бесконтактную оплату. Неплохо для «самой бедной страны Европы», как Украину любят называть недоброжелатели. Не везде в ЕС можно такое наблюдать. 

Все это вывело наличные и безналичные расчеты на полный паритет — 50 на 50 в плане количества транзакций. И о чем все это говорит в плане перспектив для бизнеса? В первую очередь — что дальше будет интереснее. 

Новый международный игрок на рынке платежей

 Нет, это не очередная молитва за приход PayPal в Украину — актуальность его появления снижается с каждым годом, по мере интеграции украинской экономики в общемировую. У нас есть Payoneer, есть XOOM. Но нет единого с ЕС инструмента финансовых расчетов. А должен появиться, рано или поздно. 

В Украину заходят China Union Pay и JCB, украинские платежные системы от финансовых компаний становятся международными (к примеру, наша МПС «LEO»). Общих связей все больше, а потому инновационные компании явно присматриваются в Украине — особенно после успеха первого мобильного банка. 

Среди актуальных для украинцев продуктов хочется упомянуть про Revolut. Им пользуется множество украинцев в Польше, у них схожая идеология и подходы с украинским Mono, и они работают по всей Еврозоне. 

С другой стороны, глядя на успех Apple Pay, PayPal действительно может пересмотреть свою политику в отношении Украины.

Дальнейшее появление новых продуктов от Mastercard в Украине

Mastercard имеет прочное лидерство по количеству карт (более 70%), а потому украинский рынок является идеальным для тестирования и анонса новых функций и решений по платежам. Уверена, их все больше будут связывать с ежедневными постоянными привычками картодержателей, как это происходит с проездом в метро и другом общественном транспорте, денежных переводах, услугах заправки и т.д. Мобильные кошельки действительно стали game changer` ами, и успех можно и нужно расширять.

Переход к многофункциональности всех банковских отделений

Банкоматы становятся менее актуальными для клиентов, а вот для больших банков это серьезная затратная часть. Отделения — та же история. Решение очевидно — банкоматы будут становится и местом снятия, и внесения наличных (банкомат-терминал). С отделениями труднее — они актуальны для аудитории от 40, и будут такими еще 10 лет (минимум). Отделений вряд ли станет меньше, но их назначения будет меняться. Все они идут к максимальной автоматизации, а живое общение явно сохранится для премиум-банкинга — последний в Украине из года в год увеличивается, несмотря на цену содержания премиум-карт.


Three conclusions from the statistics on contactless payments of Ukraine for the I quarter of 2019

Ukrainian state regulator published this week a detailed statistics of contactless payments in Ukraine for the first quarter of 2019. And, of course, I couldn’t skip the opportunity to disassemble it and convert gross indicators into a forecast of opportunities and prospects for the Ukrainian fintech market. This is already becoming a tradition for my blog — I dare to hope, useful and constructive one.

So, 3% of all amount of bank cards are already in Apple Pay and Google Pay wallets. Tokenized cards are popular among the audience, which some progressive media call “new middle class” — residents of large cities, up to 35 years old, working in large companies, often traveling. Such people reject cash as a concept — and it is wonderful that such a culture of active but conscious consumption appears and develops in Ukraine.

Infrastructure growth responds to user requests: over 80% of POS terminals support contactless payments. Not bad for «the poorest country in Europe», as Ukraine is called by some. Not everywhere in the EU we can observe such cashless.

All this formed full parity with cash and non-cash payments — 50%/50 % in terms of the number of transactions. And what does all this mean in terms of business prospects? First of all — the more interesting future expects us.

New international player in the payments market

No, this is not just another pray for the PayPal release in Ukraine — the urgency of it decreases every year, as the Ukrainian economy integrates into the global one. We have Payoneer, there is XOOM. But there is no single instrument of financial settlement with the EU. And should appear sooner or later.

China Union Pay and JCB enters Ukrainian market, Ukrainian payment systems from financial companies are becoming international (for example, our LEO International payment system). There are more and more connections, and therefore innovative companies are clearly eyeing in Ukraine — especially after the success of the first mobile bank.

Among the products relevant to Ukrainians, I would like to mention Revolut. It is used by many Ukrainians in Poland, they have similar ideology and approaches with Ukrainian Mono, and they work across the Eurozone.

On the other hand, looking at the success of Apple Pay, PayPal can really reconsider its policy towards Ukraine.

Further appearance of new products from Mastercard in Ukraine

Mastercard has a strong leadership in the number of cards (over 70%), and therefore the Ukrainian market is perfect for testing and announcing new features and payment solutions. I am sure that they will increasingly be associated with the daily habits of cardholders, as is the case with the metro payments and other public transport, money transfers, refueling services, etc. Mobile wallets really became game changers, and success can and should be expanded.

Transformation of all bank offices into the multi-functional ones 

ATMs are becoming less relevant for customers, but for large banks this is a serious expensive part. The bank offices are the same story. The solution is obvious — ATMs will become both a place of cash-in and cash-out(ATM-kiosk). It’s more difficult with offices — they are relevant for an audience of 40, and there will be relevant for 10 years (at least). The number of offices are unlikely to be less, but their purpose will vary. All of them go to maximum automation, and live communication will obviously remain for premium banking — it is constantly growing in Ukraine year by year, despite the price of maintaining premium cards.

Почему платежные терминалы в Украине — не пережиток, а важное звено платежной цепочки?

Украинский cashless-сегмент развивается быстрыми темпами. Насколько быстрыми, вы знаете, если сами причастны к нему или же читаете мой профильный блог. В больших городах (особенно это касается Киева) ситуация с переходом на NFC-платежи просто отличная: даже в небольших продуктовых магазинах в далеких от центра спальных районах уже стоят POS-терминалы с опциями бесконтактной оплаты. Прошли уже те времена, когда владельцев торговых точек нужно было уговаривать поставить оплату картой — сейчас они сами просят, ведь без доступа Apple Pay и Google Pay они просто теряют не менее 30% клиентов.

Но что еще можно встретить чуть ли не в каждом небольшом магазине? Что в любом супермакете стоит в количестве не менее 2 шт, зачастую соседствуя с банкоматами? Платежные терминалы. Просвещенная фейсбук-публика скажет, что использование cash-in терминалов — это уже анахронизм со времен доминирования налички. Для вас, возможно. 

Однако самое правильное, что должен делать любой причастный к транзакционному бизнесу человек — это выходить из своего информационного пузыря и смотреть на украинский рынок платежей за пределами Киева. За пределами мотивационных спичей на конференциях и сформировавшейся безналичной инфраструктуры столицы. Если вы это сделаете, то увидите, что платежные терминалы популярны, развиваются и востребованы. И вот почему.

Как появились?

Платежные терминалы в Украине стали появляться параллельно с развитием fintech-индустрии, о фазах которой я рассказывала неделю назад. Пока безналичные методы платежей не были популярны, большие и малые города Украины покрывали терминальные сети. Они давали возможность пополнить мобильный, оплатить коммуналку, пополнить любые сервисы. У людей на руках были наличные и платежные запросы, решать которые в вечных очередях банковских отделений было намного дольше. 

Принцип работы 

Одни сети развивали собственный терминальный парк, но большинство работало (и работает до сих пор) по дилерской модели. Терминальная сеть дает ПО и его обслуживание, а предприниматель покупает «железо», ставит его и получает прибыль с платежей, перечисляя сети комиссию за использование «софта». Такая модель позволила масштабировать бизнес намного быстрее без географической привязки и создать целую отрасль b2b-бизнеса в придачу к основному b2c-офферу.

Почему платежные терминалы до сих пор популярны?

Причина кроется в первых двух пунктах. Поначалу терминалы позволяли удобно и в любое время оплачивать услуги — без оглядки на время работы банковских касс. Но по-настоящему ценными они были в небольших городах и селах, в которые стали заходить терминальные сети на этапе масштабирования. До массового распространения систем онлайн-оплат, терминалы были единственным способом пополнить мобильный, оплатить коммуналку и другие услуги. 

Во-вторых, банковский и финансовый кризис сильно подкосил доверие людей к банкам и замедлил темпы роста безналичной экономики — те вернулись к активному росту лишь последние 2 года. Платежные терминалы принимают наличные от населения, а потому были главной «точкой входа» для многих работающих неофициально и получавших зарплату наличными. Мы, конечно, можем делать вид, что таких людей не было и нет, но зачем?

Во-третьих, не нужно забывать: по сей день не все привыкли/хотят платить банковской картой. Не все доверяют банкам, особенно в малых населенных пунктах. Наличные там актуальны и будут таковыми еще несколько лет.

А что будет с ними дальше?

В Украине насчитывается более 45 000 платежных терминалов, которыми владеют финансовые компании и банки. Они принимают платежи от людей по всей Украине: от прифронтовых территорий до Закарпатья. В городах-миллионниках и ПГТ. Естественно, такой актив не исчезнет просто так. 

Уже сейчас одна из наиболее популярных основ — пополнение карт украинских банков, и особенно это стало ощущаться с запуском первого украинского мобильного банка. Роль посредника в трансформации наличных в безнал — важная и необходимая роль. 

К тому же, терминалы развиваются и в части оплаты услуг картой. Здесь играет роль привычка: за годы люди привыкли подходить к терминалу и оплачивать услуги там. Это часть культуры потребления, стойкая привычки пользователя, которую можно сделать более комфортной. Ведь зачем ломать, если можно строить?


Why cash-in payment kiosks in Ukraine: not a relic, but an important link in the payment chain

Ukrainian cashless segment is developing rapidly. You know, how fast it is, if you’re involved in this business or you’re the one of my blog readers. In big cities (especially, in Kyiv), the situation with the transition to NFC payments is simply excellent: there are already POS terminals with contactless payment options — even in small grocery stores among distant from the center living districts. The times have already passed when the owners of trade points had to be persuaded to use a card payment — now they ask for it, because without access to Apple Pay and Google Pay, they just lose at least 30% of their customers.

But what else can be found in almost every small store? What you can finds in  any supermarket, often adjacent to ATMs? Cash-in payment kiosks. An enlightened facebook public will say that using cash-in terminals is an anachronism from the times of cash domination. Maybe, for them and for me.

However, the most correct thing that any person involved in the transaction business should do is exit from their information bubble and look at the Ukrainian payment market outside of Kyiv. Outside of motivational speeches at conferences and the cashless-free infrastructure of the capital. If you do this, you will see that payment kiosks are popular, they’re developing and in demand. And here why it is.

How they appear?

Payment terminals in Ukraine began to appear in parallel with the development of the fintech-industry, //medium.com/@alena.degrik/ukrainian-fintech-sphere-stages-and-where-are-we-now-184a5d09e76e">I told you about it a week ago. While non-cash payment methods were not popular, large and small cities of Ukraine were covered by payment kiosks networks. They gave the opportunity to add funds to the mobile account, pay for utility services, replenish any other services. People had cash and payment requests in their hands — and kicks was much better, than eternal queues of bank branches.

Principle of operation

Some networks developed their own payment kiosk park, but most of them worked (and still working) with dealer model. The terminal network provides the software and its maintenance, and the dealer buys hardware, puts it in and makes a profit from the payments, paying the network a fee for using this software. Such a model allowed the business to scale up much faster without geo-referencing and create a linked b2b business in addition to the basic b2c-offer.

Why are payment kiosks still popular?

The reason lies in the first two points. At first, the terminals gave us conveniently and possibility to pay for services any time — without banks. But they were really valuable in small towns and villages, in which terminal networks began to enter at the active scaling stage. Before the mass distribution of online payment systems, the terminals were the only way to replenish mobile, pay for utilities and other services.

Secondly, the banking and financial crisis has severely undermined people's trust in banks and slowed down the growth rate of a non-cash economy — it have returned to active growth only with the last 2 years. Payment terminals accept cash from the customers, and, therefore, they were the main «entry point» for many unofficially employed and paid in cash. Of course, we can pretend that there were no such people, but for what?

Thirdly, we mustn’t forget: not everyone is accustomed to / wants to pay by credit card. Even now. Not everyone trusts banks, especially in small towns. Cash there is relevant and will be relevant for several more years.

And what will happen to them next?

There are more than 45,000 payment kiosks in Ukraine, owned by financial companies and banks. They accept payments from people all over Ukraine: from front-line territories to Transcarpathia. In cities with over a million and in small towns. Naturally, such an asset will not just disappear.

Adding funds to the bank cards of Ukrainian banks is already one of the most popular services in kiosks. This has become especially popular with the launch of the first Ukrainian mobile bank. The mediator status in the transformation of cash into cashless is an important and necessary role.

In addition, payment kiosks are also developing in terms of card payment services. Here the habit comes first: over the years, people have become accustomed to go to payment kiosk and pay for services there. This is a part of consumer culture, persistent user habit, which can be made more comfortable. After all, why break if you can build it better?