Почему новые международные платежные системы из Украины — это важно?

Последние пару лет медиа-пространство Украины напоминает раскаляющуюся сковородку. Любая проблема раздувается до уровня вселенской катастрофы, описывается во всех медиа, перетекающий в бесконечные фейсбук-споры. Журналисты, конечно, проявляют чудеса познаний в области синонимов, чтобы их контент казался поисковику хоть немного актуальным, но проблема не в этом. За всем этим негативом, усиленным выборами, многие забывают обращать внимания на достижения.

 

А побед у нас было немало — особенно в бизнесе. Финансовый рынок в целом и транзакционный бизнес в частности развиваются так, что некоторым европейским странам остается лишь завидовать. Об украинских fintech-проектах пишет американский Forbes, а якобы «страна третьего мира» почему-то бьет рекорды по росту безналичной экономики. 

 

Благодаря всему описанному в сторону Украины начинают смотреть все больше международных контрагентов. Ок, emerging market, понятно, отлично. Как работать? Какие условия взаиморасчета, интеграции и т.д.? Мы с этими вопросами знакомы как никто, а потому согласование правил международной платежной системы «ЛЕО» для нас — победа из побед. И пока многие усиленно повторяют «PayPal не пришел - жизни нет» — следует обратить внимание на то, как работать с международными рынками своими силами.

 

Что такое платежная система и почему надо понимать определение правильно?

 

Начнем с основ. Платежная система — это не сайт. Это не приложение и не электронный кошелек. На бытовом уровне юзеры называют платежной системой все, что так или иначе связано с их деньгами. Почему так? Потому что слово «система» — это синоним стабильности, понятности, гарантий. 

 

Говоря официальными терминами, платежная система — это комплекс организаций и учреждений, правил, процедур и технической инфраструктуры, необходимых для проведения денежных расчетов между субъектами расчетных отношений, возникающих в процессе производства и реализации товаров и услуг. Сложно понять, правда. Говоря простым языком — это совокупность банков, небанковских финансовых организаций и технических средств (сайтов, терминалов, приложений) при помощи которых осуществляются денежные переводы. Руководят процессом четко формализованные правила платежной системы.

 

Отличие между внутригосударственными и международными платежными системами лишь в возможностях осуществления деятельности на территории двух и больше стран или только родной страны. 

 

Почему в Украине мало международных платежных систем не от банков?

 

Членом платежной системы может быть банк, который имеет банковскую лицензию, или небанковское финансовое учреждение, имеющее лицензию на перечисление денежных средств без открытия счета, которые выдает НБУ. Перечисление денежных средств в платежной системе обеспечивает расчетный банк. Условия получения статуса МПС и более ограниченные возможности финансовых компаний по сравнению с банками многие годы создавали ситуацию, когда международные платежные системы были в основном банковскими. 

 

Но не после нескольких лет реформ со стороны регулятора. Многие банки угли с рынка, открыв дорогу активным, инициативным и успешным финкомпаниям. Благодаря этому теперь в Украине уже 4 международных платежных системы, платежными организациями которых являются НФУ.

 

Что вообще это дает?

 

Всего-то — огромные возможности для международных денежных переводов. И дело не в конкуренции за переводы денег в Украину от работающих за границей соотечественников своим семьям. Для любой украинской компании из сферы платежных услуг работать на территории других стран, причем напрямую с иностранными контрагентами — это огромное окно возможностей. Им будут пользоваться все участники платежной системы, развивая и улучшая свои офферы, масштабируя бизнес на новые рынки. Это та реальная интеграция с европейскими рынками. Просто без громких слов, но с кучей работы, которая приносит свои достойные результаты.

 

Выводы

 

Именно поэтому не слушайте тех, кто разгоняет «зраду», говоря что «нет PayPal —нет ничего». В Украину уже давно зашла их дочерняя компания Xoom. Давно работает Pioneer. Все это — части большого финансового полотна благосостояния. В нем нет одного элемента, который сразу сделает бизнес простым. Больше того — бизнес как процесс никогда не будет легкой прогулкой. Но чтобы с нашим рынком считались за границей и относились как равному —  нужно не пользоваться чужими достижениями, а научиться создавать свои.

 

Why the new international payment systems from Ukraine are so important?

 

The last couple of years, the media space of Ukraine resembles a red-hot pan. Any problem swells up to the level of a universal catastrophe, described in all media, flowing into endless Facebook disputes. Journalists, of course, show the wonders of knowledge in the field of synonyms, so that their content would seem a little relevant for the search engone. But this is not the problem. Behind all this negative, enhanced elections, many forget to pay attention to achievements.

 

And we had a lot of victories — especially in business. The financial market in general and the transactional business in particular are developing good that some European countries should envy. American Forbes writes about Ukrainian fintech projects, and the alleged «third world country» for some reason beats records for the growth of a cashless economy.

 

Thanks to everything described, the more and more international counterparties are starting to look in «Ukrainian direction». Ok, emerging market, of course, excellent. How to work with it? What are the terms of settlement, integration, etc.? We are familiar with these questions more than anyone, and therefore the agreement of the rules of the international payment system LEO is a big-time victory for us. And while many strenuously repeat «PayPal hasn’t come — there is no life» - you should pay attention to how to work with international markets on your own.

 

What is a payment system and why it is necessary to understand the definition correctly?

 

Let's start with the basics. The payment system is not a site. This is not an application or electronic wallet. At the household level, users call the payment system everything that is somehow related to their money. Why is that? Because the word «system» is synonymous with stability, clarity, and guarantees.

 

In official terms, a payment system is a complex of organizations and institutions, rules, procedures, and technical infrastructure necessary for conducting cash settlements between subjects of settlement relations arising in the production and sale of goods and services. Difficult to understand, that’s true. In simple terms, it is a combination of banks, non-bank financial institutions and technical means (sites, terminals, applications) with which money transfers are made. The process is guided by clearly formalized payment system rules.

 

The difference between domestic and international payment systems is only in the possibilities of operating in the territory of two or more countries or only of their own country.

 

Why in Ukraine there are few international payment systems not from banks?

 

A member of the payment system may be a bank that has a banking license, or a non-bank financial institution that has a license to transfer funds without opening an account, which is issued by the National Bank. The transfer of funds in the payment system provides the seletcted bank. The conditions for obtaining the IPS status and the more limited possibilities of financial companies as compared to banks for many years created a situation, where international payment systems were mainly banking.

 

But not after several years of reform were held but the state regulator. Many banks perished from the market, opening the way to active, enterprising and successful financial companies. Due to this, now there are already 4 international payment systems in Ukraine, the payment organizations of which are the non-bank financial organistions.

 

What does it all give?

 

All in all there are huge opportunities for international money transfers. And it's not about competition for money transfers to Ukraine from Ukrainians, who are working abroad, to their families. For any Ukrainian company in the field of payment services, working in other countries, and directly with foreign contractors, is a huge window of opportunities. They will be used by all participants of the payment system, developing and improving their offers, scaling business into new markets. This is the real integration with European market. Without big words, but with a bunch of work that brings its decent results.

 

Conclusion

 

 

That is why you should’t listen to those who accelerate "zrada", saying that «if there is no PayPal — so there is nothing.» Their subsidiary company Xoom has already entered Ukraine. Pioneer has been working here for a long time. All of this is part of a large financial wealth sheet. It doesn’t have one element that immediately makes business simple. Moreover, business as a process will never be an easy walk. But if we want our market to be reckoned abroad and treat with as an equal — you shouldn’t use someone else’s achievements, but learn how to create your own.

Как fintech-бизнес должен реагировать на результаты президентских выборов?

В свете публикации данных экзит-полов и подсчета протоколов победа Зеленского очевидна. Его уже поздравляют в Украине и за ее пределами, нынешняя власть готовится к статусу оппозиции, а бизнес пытается понять, как жить и работать с новым главой государства следующие 5 лет. Большинство профильных ассоциаций сходятся во мнении, что Порошенко — это «business as usual», а Зеленский — неопределенность. Мне кажется, второе вводит слишком много мистики и панических настроений в нашу и так непростую жизнь. А поддаваться панике — это худшее, что может делать бизнес. Я же считаю, рынок финансовых технологий этим заниматься не должен — а обязан делать вот что. 

Поддержать государственные институции

Во время своих поездок в США я замечала, что американцы — при всей их президентской власти и последних двух хозяевах Белого Дома — не выводят личность выше должности. Да, каждый поддерживает своего кандидата, и в двух соседних домах могут висеть разные флажки. Но, как только выбор сделан, все — избиратели, проигравшие члены администрации — забывают о противостоянии и в первую очередь поддерживают институты власти. На то она и демократия: даже у самого хорошего политика она может быть не более двух сроков. Кандидатов было, есть и будет много, а президент как глава государства у нас один. 

Вы голосовали за новоизбранного президента? Супер, ваши ожидания оправдались. Голосовали за действующего? Тоже ничего, это не повод проклинать соседей и родственников, оскорблять их и сжигать мосты. Все мы хотим одного — жить лучше, чем прежде, в стране, за которую не стыдно и с экономикой, которую не жалко. И разница в том, кто это будет обеспечивать из Банковой, не так важна. А знаете, почему? Потому что идти к этой цели нам все равно нужно всем вместе. 

Позиция fintech-бизнеса здесь полностью дублирует такой сознательный гражданский индивидуализм. Мы ожидаем от главы государства поддержки реформ финансового рынка, его либерализации и диджитализации. Глава государства ожидает работы в правовом поле и укрепления финансового состояния экономики. Которая не должна оказываться на грани из-за смены личности, которая репрезентует этого главу. Поэтому я поддерживаю государственный институт. 

Строить бизнес

Последние 5 лет мы работали, создавали новые продукты, развивали cashless-экономику, делали рынок платежных услуг цивилизованным. Наши цели не изменились, наши инструменты тоже. И лично я готова, как и прежде, участвовать в разработке электронных государственных услуг, как это делала при еще действующем президенте.

Вместе с этим, вызовы динамичного fintech-бизнеса, о которых я часто пишу, никуда не делись. Просто мы могли на миг забыть о них в информационном шуме. Все эти годы мы настойчиво убеждали наших партнеров, что Украина изменилась, и теперь это европейская страна с большим рынком, с которым следует работать. И сейчас прекрасный повод доказать нашим заграничным коллегам, что это правда. Не когда власть стабильна, а когда выборы прошли, и все с интересом наблюдают, как же будут вести себя украинцы. А поверьте, весь мир наблюдает.

Я не буду менять свою стратегию развития, не собираюсь сворачивать запущенные инициативы. Надо развивать интернет-эквайринг и мобильные платежи — потому что этого требует время и клиенты. А власти рост экономики только выгоден. Любой власти. 

Не паниковать

Правило, которое должно стоять первым по важности. Простой совет из книги Дугласа Адамса является универсальным рецептом успеха. Клиент может поддаваться панике (хотя вот бы он/она этого не делали), а вот бизнес — нет. Особенно fintech.

Мы — самая развитая, технологичная, инновационная отрасль финансовой системы. Нам всегда нужно помнить об ответственности за каждый платеж, а потому вести дела с оглядкой на выборы — непозволительная роскошь.

Нам отвечать перед клиентами, и все что сделано в их интересах и в соответствии с законом правильно. Все остальное — эмоции.


How should fintech business respond to the results of the presidential elections?

In light of the publication of exit polls and counting protocols, Zelensky’s victory is obvious. He is already congratulated in Ukraine and abroad, the current president is preparing for the status of the opposition, and business is trying to figure out how to live and work with the new head of state for the next 5 years. Most of the profile associations agree that Poroshenko is “business as usual”, and Zelensky is uncertainty. It seems to me that the second introduces too much mysticism and panic in our life. And giving in to panic is the worst thing a business can do. I think the financial technology market should not do this. What it should do instead?

Support government institutions

During my trips to the United States, I noticed that the Americans — despite all their presidential power and the last two masters of the White House — don’t take the person higher, than the office. Yes, everyone supports their own candidate, and different flags can hang in two neighboring houses. But, as soon as the choice is made, everyone — the voters, the losing members of the administration — forget about the confrontation and, above all, support the institutions. That's why it is a democracy: even a very good politician can have no more than two terms. There were, and will be, many candidates, and we have one president as the head of state.

Did you vote for the newly elected president? Great, your expectations were met with reality. Voted for acting one? Also good, it’s not a reason to curse your neighbors and relatives, to insult them and burn bridges. We all want the same thing — to live better than before, in a country for which we are not ashamed of, and the economy, which is not a pity. And the difference in who will provide it from Bankova Str is not so important. Do you know why? Because we all need to go towards this goal together.

The position of the fintech business here completely duplicates such conscious civil individualism. We expect the head of state to support reforms of the financial market, its liberalization and digitalization. The head of state expects from us to work in the legal field and strengthen the financial state of the economy. Which should not be on the verge in case of a personality change, which it  represents this head. Therefore, I support the state institution.

Build a business

For the last 5 years we have been working on creating new products, developing a cashless economy, making the payment services market civilized. Our goals have not changed, our tools, too. And personally, I’m ready, as before, to participate in the development of electronic public services, as I did with the current president.

At the same time, the challenges of a dynamic fintech business, which I often write about, have not gone away. We just could forget about them for a moment in the information noise. All these years we have persistently convinced our partners that Ukraine has changed, and now it is a European country with a large market they should work with. And now is a great moment to prove to our foreign colleagues that this is true. Not when power is stable, but when the elections have passed, and everyone is watching with interest how Ukrainians will behave. And believe me, the whole world is watching. I will not change my development strategy, I am not going to stop running initiatives. We need to develop Internet acquiring and mobile payments — because time and customers demands it. And the economic growth is profitable for authority. Any authority.

Do not panic

The rule that should be the first in importance. Simple advice from the book of Douglas Adams is a universal recipe for success. The customer may panic (although he or she shouldn’t do this), but the business is not. Especially fintech. We are the most developed, technological, innovative branch of the financial system. We always need to remember about the responsibility for each payment, and therefore doing business with an eye to the elections is an inadmissible luxury. We are responsible to customers, and everything that has been done in their interests and in accordance with the law is correct. Everything else is emotion.

Курс на cashless и госконтроль: как работает платежный рынок Беларуси

Изучать особенности других стран всегда интересно. Например, не так давно я рассказывала о том, как платят в Японии. В стране Восходящего солнца есть свои причуды — прочное доминирование наличных и популярность QR-кодов. Сегодня отдохнем от экзотики — расскажу о том, как работает транзакционный бизнес Беларуси —  обманчиво близкой, но очень понятной по логике происходящего.

Наличные vs «безнал»

Традиционно для постсоветской Восточной Европы, в Беларуси доминирует наличка. Как и в Украине, в РБ практически везде можно расплатиться картой или телефоном с NFC, но много где кэш не спешит уходить со сцены. Причин много — это пенсии, мелкие магазины, которые упорно сопротивляются терминалам, неразвитый транспорт — в маршрутке не рассчитаешься картой.

Сейчас в Беларуси более трети расчетов проводятся картами — по состоянию на 2017 год этот показатель достигал 35,4%, а ежегодный рост составляет 3-5%. В начале 2019 года на руках у жителей страны было 15 миллионов банковских карточек (это более чем на 5 млн больше населения Беларуси!), а у каждого платежеспособного беларуса было 2-3 карточки.

Беларусский fintech

Беларусь не была бы Беларусью, если бы там не существовала монопольная финтех-система, созданная государством. И она есть — это Единое рассчетно-информационное пространство, ЕРИП. Звучит немного пугающе, но зато ЕРИП дает возможность оплатить множество услуг — коммуналку, пошлины на дороги, штрафы ГАИ. ЕРИП также предусматривает возможность подключения терминала или оплату через QR-код. А найти это «пространство» можно в отделениях 23 банков и местной почты. Удобно, мне кажется, хоть и очевиден тотальный госконтроль.

Несмотря на отсутствие закона о регулировании fintech-сферы, Беларусь сложно назвать страной, где эта отрасль процветает. В силу особенностей государственной политики, здесь регулируется даже то, что не должно. В такой ситуации, главным агрегатором финтеха становится то самое ЕРИП, на котором регистрируются беларусские финтех-проекты.

Местные специалисты возлагают надежды на концепцию проекта профильного закона «О платежных системах и платежных услугах в Республике Беларусь». Он должен сделать сферу финтеха более прозрачной для игроков, инвесторов и стартапов. Пока же «синеокая» не может похвастаться каким-либо примечательным продуктом финансовых технологий, в отличие от Украины.

Электронные деньги в Беларуси

Беларусь — удивительно равномерная страна, и даже Visa и Mastercard здесь держат паритет: обеими системами пользуются по 4,7 млн чел. Еще 4,3 миллиона — за местной разработкой БЕЛКАРТ и 1,2 млн — БЕЛКАРТ Maestro.

Несмотря на то, что в последние годы власти Беларуси стремятся наладить диалог с Европой и не забывать об Украине, сложно отрицать, что РБ крепко сидит на орбите России. Значительная часть беларусских платежных систем так или иначе связаны с Россией.

Благодаря санкциям в адрес РФ мы, украинцы, уже начали забывать эти названия, но в Беларуси они все еще в ходу. В 2018 году выпуском электронных средств в РБ занимались МТС Деньги, Банк Решение (QIWIБел, iPay), БПС-Сбербанк (ePay), Паритетбанк (iPay), Приорбанк (ОСМП, iPay, Belqi), Технобанк (Webmoney). Доступ к электронным деньгам Беларусбанка и Приорбанка дают карточки Мастеркард; а вот Белгазпромбанк ориентируется на нерезидентов — Euroberlio и Росберлио-Карт, Альфа-Банк, БПС-Сбербанк погашают цифровые средства других нерезидентов — ёКард и Яндекс.Денег.

С помощью электронных денег беларусы, как и мы, оплачивают мобильную связь, коммунальные услуги, покупки в интернет-магазинах, выплачивают штрафы и кредиты. А, к примеру, систему Берлио в РБ используют для оплаты топлива.

Выводы

Беларусь, как я уже говорила, пока не блещет инновационными финтеховыми проектами, однако потенциал там явно есть (достаточно вспомнить беларусские игровые студии вроде Wargaming). Правда, чтобы раскрыть этот потенциал, придется постараться. Поскольку самое главное обстоятельство Беларуси — это нынешний формат государственного управления, то будет отлично, если государство подкинет финтеху возможности для развития. Как видим, уже сейчас есть такие попытки.

Пока же, на примере ЕРИП, да и других отраслей, Беларусь крайне централизована. Пойдет ли это на пользу местному fintech? Поживем — увидим.

Сashless strategy and state control: the payment market in Belarus

It’s always interesting to study the key points of other countries. For example, not so long ago, I talked about the payment market of Japan. There are some unique features in the Land of the Rising Sun — for e.g., strong cash domination and the popularity of QR codes. Today we cana rest from the exotic — I will tell you about how the transactional business of Belarus works == deceptively close, but very understandable according to the logic of what is happening there.

Cash vs cashless

Traditionally for post-Soviet Eastern Europe, cash dominates in Belarus. As it is in Ukraine, in Republic of Belarus you can pay with a card or a phone with NFC almost everywhere, but there are many places, where the cash-only is in no hurry to leave the stage. There are many reasons for that: pensions, small shops that stubbornly resist the POS terminals, undeveloped public transport — you can’t pay with a card in a minibus.

Now in Belarus, more than a 30% of payments are carried out by cards — as of 2017, this figure reached 35.4%, and the annual growth is 3-5%. In early 2019, residents of the country had 15 million bank cards in their hands (this is more than 5 million more than the population of Belarus!), And each solvent Belarusian had 2-3 cards.

Belarusian fintech

Belarus would not be Belarus if the state-created fintech monopoly did not exist there. And it is — the Single Calculation and Information Space, the SСIS. Sounds a bit scary, but ERIP gives you the opportunity to pay a lot of services — a communal flat, duties on roads, traffic police fines. The SСIS also provides for the possibility of connecting the terminal or payment via a QR code. And you can find this “space” in the offices of 23 banks and local mail. Conveniently, it seems to me, though the total state control is obvious.

Despite the absence of a law regulations in fintech sphere, Belarus can hardly be called a country where this industry is flourishing. Due to the nature of public policy, even what should not be regulated here, is still regulation. In such a situation, the same SСIS becomes the main fintech aggregator, in which Belarusian fintech projects are registered and working.

Local experts are pinning their hopes on the concept of the draft profile law “On payment systems and payment services in the Republic of Belarus”. It should make fintech more transparent for business, investors and startups. In the meantime, the «blue-eyed» cannot boast of any remarkable product of financial technologies, unlike Ukraine.

Electronic money in Belarus

Belarus is a surprisingly parity country, and even Visa and Mastercard hold equal positions here: 4.7 million people use both systems. Another 4.3 million for the local development of BELCARD and 1.2 million for BELCARD Maestro.

Despite the fact that in recent years, the Belarusian authorities are striving to establish a dialogue with Europe and not to forget about Ukraine, it is difficult to deny that Belarus is firmly in Russian orbit. A significant part of the Belarusian payment systems are somehow connected with Russia.

Thanks to the sanctions against the Russian Federation, we, Ukrainians, have already begun to forget these names, but they are still in use in Belarus. In 2018, MTS Money, Reshenie Bank (QIWIBel, iPay), BPS-Sberbank (ePay), Paritetbank (iPay), Priorbank (OSMP, iPay, Belqi), Technobank (Webmoney) were involved in the release of electronic money in the Republic of Belarus. Access to the electronic money of Belarusbank and Priorbank is given by MasterCard cards; Belgazprombank focuses on non-residents — Euroberlio and Rosberlio-Kart, Alfa-Bank, BPS-Sberbank redeem the digital funds of other non-residents — Cardi and Yandex.Money.

With the help of electronic money, Belarusians, like us, pay for mobile communications, utilities, shopping in online stores, pay fines and loans. And, for example, the Berlio system in Belarus is used to pay for fuel.

Conclusions

Belarus, as I have already said, does not yet shine with innovative fintech projects. However there is clearly potential there (it suffices to recall Belarusian game studios like Wargaming). But to unlock this potential, they they need to ty harder. Since the most important circumstance of Belarus is the current format of state administration, it will be great if the state throws fintech opportunities for development. As we can see, there are already such attempts to be made.

In the meantime, using the example of the SСIS and other industries, Belarus is extremely centralized. Will this benefit the local fintech? We shall wait and see.

Кредитные услуги от fintech-сервисов: как это?

Встречала сравнение, что потребительское кредитование подобно кровеносной системе человеческого организма. Подобно движению крови в нашем теле, от того, насколько активно пользователи берут кредиты на товары и услуги и того, насколько исправно делают выплаты по ним, зависит общее здоровье экономики.
За последние пару лет покупательская способность в Украине выросла — это можно видеть по среднему чеку, и по отчетам топовых ритейлеров о своих успехах во время «Черной пятницы», или просто судить из общей индексации зарплат в крупных городах.
Параллельно с этим фактом (а также с ростом денежных переводов) можно наблюдать и серьезный рост популярности кредитных услуг. Естественно, часть этого роста списываем на низкие средние (и ниже) зарплаты, которые не успевают за потребительскими запросами. Это факт — причем абсолютно не удивительный как для Украины, так и для любой европейской страны бывшего «восточного блока» — рождает запрос на кредитные услуги, но со всеми достижениями современных платежных сервисов. Я говорю о взаимодействии с клиентом через приложение, онлайн-заявки и выплаты, гибкие и максимально лояльные условия, а также дополнительные возможности.
В основном этот запрос выполняют подкованные в диджитале банки с развитым онлайн-банкингом. Они запустили, перезапустили и модернизовали свои кредитные карточные предложения: с новым дизайном, улучшенными условиями и лояльными процентами. Hешение правильное и логичное, а потому успешно работающее. Остается лишь один вопрос — а охвачена ли ими вся аудитория, для которой актуальны кредиты?
И вот здесь очень интересна практика финансовых продуктов от fintech-компаний — тренд на освоение кредитных услуг общемировой, потому я буду стараться объяснить главные моменты, которые касаются не только отечественных реалий.
Итак, fintech-проекты пытаются охватить сегмент, который банки могут или же не хотят обслуживать. Это или молодые люди (нередко упоминаю поколение Z из-за него уникальных потребительских привычек), или люди возрастом выше 45 лет. В обоих случаях, как ни странно, одна и та же причина: недоверие к банкам или желание иметь альтернативу.
Чем же выделяются кредитные приложения/сервисы от fintech-компаний? Для клиента это, более длительный период беспроцентного погашения и расширенные стартовые лимиты. Если проценты для банковского кредита/рассрочки не являются выгодными для человека с низкой или средней зарплатой — ему необходимы другие опции. Которые дают упомянутые сервисы.
Мировая практика, в которой присутствует реально работающий кредитный рейтинг, показывает эффективность дифференцированной процентной ставки. Например, клиент с более низким рейтингом может получить личный кредит под 7-8%, а более платежеспособные клиенты — с 4-5%. При заявке приложение само формирует предложение в зависимости от этого рейтинга, запрошенной суммы кредита, категории товара/услуги и прочих критериев. Избавление от необходимости идти и лично оформлять кредит, возможность контролировать его выплату через навигацию по приложению — именно то, чего ищут те, кому банки не подходят.
Здесь кроется множество историй провала — когда кредитные сервисы не до конца оттестировали свой алгоритм. Недостаточно тщательный фильтр данных в этой сфере означает автоматические потери денежных средств из-за мошенников.
С другой стороны, кредитные fintech-проекты просто идеально работают в тандеме с банками, чей оффлайн-сектор сильнее (старые банки с отделениями и аудиторией возрастом 35-55). Таким нужен быстрый старт и «омоложение» клиентов, а стартапам чаще всего нужны инвестиции в свои проекты, лицензирование и экспертиза в финансово-бюрократических вопросах.
Я неоднократно говорила о выгоде симбиоза «банк-fintech компания». В случае с кредитованием банки получают выход на новую аудиторию и многократный рост продаж своих кредитных предложений, а новый бизнес — свое развитие. Клиент в этом вопросе выигрывает дважды: кроме выгодных условий для кредитных займов он получает удобный финансовый инструмент.
Самая очевидная для меня модель масштабирования бизнеса —понятие «личный кредитный менеджер в смартфоне». Клиент может устанавливать цели, а кредитное приложение подбирает для него индивидуальный оффер, учитывающий не только его текущие доходы, но и рекомендации по их оптимизации, чтобы цель были достижима быстрее. Big data возможности программ лояльности делают такую фантастику реальностью.
Credit service from fintech services: how it works?
 
I saw a nice comparison, that consumer lending is like the circulatory system of the human body. Like the movement of blood in our body, when customers often takes loans or goods and services and when they make payments on them — it postulates the overall health of the economy.
Over the past couple of years, purchasing power in Ukraine has grown — this can be seen by the average check, in reports from top retailers about their successes during Black Friday, or simply judged from the general indexation of wages in large cities.
In parallel with this fact (as well as with the growth of money transfers), we can observe a serious increase in the popularity of credit services. Naturally, part of this growth exists because of the low average (and lower) incomes, which don’t keep up with consumer inquiries. This fact is absolutely not surprising for Ukraine and for any European country of the former «Eastern camp». But it creates a request for credit services, but with all the achievements of modern payment services. I'm talking about customer interaction through the app, online applications and payments, flexible and maximally loyal conditions, as well as additional opportunities for customers.
Basically, this query is performed by digital-skilled banks with advanced online banking. They launched, restarted and upgraded their credit card offers: with a new design, improved conditions and loyal interest rates. The solution is correct and logical, and, therefore successfully, working. But here’s the question — is this really cover the entire audience for which credits are relevant?
And right here we see the very interesting practice of financial products from fintech companies. It’s a worldwide trend, so I will try to explain the main points that concern not only domestic realities.
So, fintech projects are trying to cover a segment that banks can’t or don’t want to serve. This is either young people (I often mention generation Z because of it’s unique consumer habits), or 45+ year old people. In both cases we see the same reason: distrust of banks or a desire to have an alternative.
What distinguishes credit applications/services from fintech companies? For a customer, this is a longer commission-free repayment period and extended start-up limits. If interest on a bank loan / installment plan is not beneficial for a person with a low or average salary, he/she needs other options. Which are available in mentioned services.
World practice, in which there is a real working credit rating, shows the effectiveness of a differentiated percentage rate. For example, a customer with a lower rating may receive a personal loan with 7-8%, and more solvent customers — with 4-5%. During the applying, the application itself creates an offer depending on this rating, the requested loan amount, product / service category, and other criteria. So, there’s no need to go and personally arrange a loan. Also, there’s an ability to control payments through the navigation in the app — it’s exactly what those who are not suitable for banks are looking for.
Here lies a lot of failure stories — e.g., when credit services have not fully tested their algorithm. Insufficiently careful data filtering in this sphere means automatic loss of money due to fraud activity.
On the other hand, fintech credit projects are just perfect in tandem with banks whose offline sector is stronger (old banks with offices prevailed and audiences aged 35-55). They need a quick start and customer renovation — and startups often need investments in their projects, licensing and expertise in financial and bureaucratic matters.
I have repeatedly spoken about the benefits of the «bank-fintech company» symbiosis. In the case of lending, banks get access to a new audience and multiple growth in sales of their loan offers, and a new business — their actual development. Customer wins twice in this matter: in addition to favorable conditions for credit loans, he/she receives a convenient financial instrument.
The most obvious business development model for me is the «personal credit manager in a smartphone». Customer can set goals, and the loan application selects an individual offer for him, taking into account not only his current revenues, but also recommendations for optimizing them so that the goal can be achieved faster. Big data loyalty programs are capable for that and make such a fantasy a reality.

Наличные и QR-коды: как работает платежный рынок Японии

Как любой блогер на этой неделе, я вроде как должна писать про выборы — но не буду, сколько можно уже. Вместо этого мы — как цивилизованные люди — будем продолжать говорить о гораздо более стабильной теме — финансовых услугах. 

Где-то 1-2 месяца назад я обещала рассказать о платежных привычках и особенностях транзакционного бизнеса Японии. И сейчас самое время сделать это.

Состояние рынка

Начну с разрыва шаблона — в Японии доминируют наличные. Да, в одной из самых технологичных стран мира с экономикой-лидером и маглев-поездами предпочитают платить не карточкой и телефоном, а бумажными деньгами. Такие дела. В 2016 году процент безналичных транзакций в Японии составлял — барабанная дробь — 20%. Меньше, чем в Украине.

Как я уже говорила неоднократно, развивающиеся экономики, которые перестраиваются на рыночные пути развития и не имеющие стойких платежных традиций — благодатное поле для fintech-революции. Япония не такая, но трансформации доходят и до нее. В первую очередь, речь идет о мобильных платежах, становящихся динамичным рынком. В программе правительства стоит задача увеличить долю безналичных платежей до 40% транзакций к 2025 году. Напомню, в Украине по итогу 2018 года 45,1%.

Сейчас переход на cashless — важный приоритет японской экономики. Это решает несколько проблем, в том числе нехватки рабочей силы в стране и улучшения инфраструктуры для иностранного туризма. Все это поможет экономить сотни миллиардов иен до 2025 года.

Банки и платежные решения: QR-код везде 

До 2018 года банки в Японии не были активными участниками fintech-процессов — чего не скажешь о небанковском секторе, который начал активно внедрять удачные кейсы мобильных платежей. Однако после того, как власти внесли изменение в закон, облегчающий процедуру доступа третьих сторон к счетам и данным вкладчиков, fintech-компании начали активно запускать свои решения, и банкам пришлось реагировать.

Решение было полностью в духе дзайбацу (традиционных японских монополий). Три крупнейших японских банка — Bank of Fukuoka, Yokohama Bank и Resona Bank —  совместными усилиями запустили систему оплаты через QR-коды и приложение под названием Yoka Pay. Пряма связка с банковскими счетами, широкая сеть дистрибуции.

В январе 2018 года еще один японский крупный банк Mizuho запустил Mizuho Wallet — цифровой кошелек, основанный на бесконтактном чипе Sony. Кошелек доступен только для Android-смартфонов

Тогда же платежная компания Origami интегрировались с Ogaki Kyoritsu Bank — это позволило клиентам банка использовать платежное «QR-кодовое» приложение Origami по той же механике, что и Yoka Pay.

Лидеры рынка

Но одним из лидеров является Rakuten Pay — mobile-only система платежей, которую в 2016 году запустил лидер японского e-commerce сегмента — компания Rakuten. Это такой аналог украинской «Розетки», но гораздо мощнее. Естественно, они сразу вышли в топы пользовательских предпочтений. 

Rakuten Pay также работает с механикой QR-кодов — пользователь сканирует товар и оплачивает его. У приложения огромное преимущество из-за нахождения в экосистеме Rakuten: для идентификации клиенты вводят лишь свой Rakuten ID, после чего выбирают уже прикрепленную карту или же накопленные баллы Rakuten Super Points в качестве денег.

Количество торговых точек, где можно рассчитаться кошельком — почти 1,2 млн. ОТ супермаркетов до мелких закусочных, ночных магазинов, аптек, кафе, рестораны, салоны красоты и даже аэропорты. 

Значимым конкурентов «ракутена» является Line Pay — приложение на основе мессенджера Line, о котором я рассказывала в одной из записей. Я некоторое время активно пользовалась Line, наша компания даже выполняла заказы на разработку мониторинг-боты Это «национальный мессенджер» Японии, популярный в основном в этом стране. Но в целом в 2018 году в Line зафиксировано 165 млн активных пользователей из Японии, Тайваня, Таиланде и Индонезии, что делает Line крупнейшей коммуникационной платформой в Азии.

Line Pay был запущен в 2014 году. В нем доступны денежные переводы между пользователями и мобильные платежи. Как я уже говорила, у них есть связка банковской карты и баланса кошелька на манер Visa Qiwi Wallet, что упрощает снятие денег в банкоматах и расчеты там, где недоступны NFC и QR-платежи.

И, конечно, в Японии работают Apple Pay и Google Pay, хотя их доля небольшая, а японские банки не спешат делиться прибылью. 

Другие участники рынка

Но японский платежный рынок активно насыщается, а потому конкуренция за пользователей растет быстрыми темпами.

Во-первых, к ним зашел индийский сервис Paytm, в коллаборации с  SoftBank и Yahoo Japan Corporation. Это также сервис QR-платежей, который поддерживается китайским fintech-гигантом Ant Financial от Alibaba. Последние хотят продвигать в Японии свою систему AliPay и таким образом ищут выход на клиентов.

Во-вторых, MoneyTap — платежное приложение на основе блокчейна (Ripple), которое было запущено в Японии в октябре 2018 года. Мгновенны расчеты, секьюрность, модный (но уже не такой, как раньше) блокчейн, все дела. Проект создан Японским банковским консорциумом — это 61 банк и 80% всех отраслевых активов. 

В Японии также работает китайский «второй паспорт» — мессенджер WeChat, который ввел QR-платежи в Китае в абсолютно все сферы жизни. Стать лидером им здесь не выйдет, поэтому еще одна китайская компания — Tencent — просто пошла по пути партнерства с Line Pay. 

Выводы

Японский платежный рынок во многом напоминает украинский — активный переход на безналичные расчеты сопровождается не менее активным насыщением платежными сервисами. Только в нашем случае лидерами являются технологически подкованные банки и глобальные мобильные кошельки Apple и Google, а в Японии — локальные продукты.


Cash and QR-codes: explaining the Japanese payment market

Like any blogger this week, I’m kind of supposed to write about the election time — but I won’t do that. Instead, we, as any civilized people, will continue to talk about a much more stable topic — financial services.

1-2 months ago, I promised to write about the payment habits and features of the transactional business in Japan. And now It’s time to do it.

Market situation

I’ll start with breaking the pattern — cash payments dominates in Japan. Yes, users prefer to pay not with a card or smartphone telephone, but with paper money in one of the most technologically advanced countries in the world with a leading economy and maglev trains. In 2016, the percentage of non-cash transactions in Japan was — drum roll — 20%. Less, than in Ukraine.

As I have said repeatedly, developing economies that are being reorganized into market-oriented development and lacking persistent payment traditions are a fertile field for the fintech revolution. Japan is not like that, but the fintech transformations reach it. First of all, we’re talking about mobile payments, which are becoming a dynamic market. The government program has the task to increase the share of non-cash payments up to 40% of transactions by 2025. Let me remind you: according to the results of 2018, it is 45.1% in Ukraine.

Now the transition to cashless is an important priority of the Japanese economy. This solves several problems, including labor shortages and improving the infrastructure for foreign tourism. All this will help save hundreds of billions of yen until 2025.

Banks and payment solutions: QR code is everywhere

Until 2018, banks in Japan were not active participants in the fintech processes — which isn’t true for the non-banking sector, which began actively introduce mobile payment cases. However, after the authorities made a change to the law to facilitate third-party access to accounts and depositors’ data, fintech companies began to actively launch their decisions, and banks had to react.

The decision was entirely in the spirit of zaibatsu (traditional Japanese monopolies). Three largest Japanese banks — Bank of Fukuoka, Yokohama Bank and Resona Bank — launched a payment system via QR codes and an application called Yoka Pay. Directly connected with bank accounts, with a wide distribution network.

In January 2018, another Japanese major bank, Mizuho, ​​launched Mizuho Wallet, a digital wallet based on a Sony contactless chip. Wallet is available only for Android-smartphones.

At the same time, Origami payment company integrated with Ogaki Kyoritsu Bank — this allowed the bank’s customers to use Origami’s QR-code application using the same mechanics as Yoka Pay.

Market leaders

But one of the leaders is Rakuten Pay — mobile-only payment system, which in 2016 was launched by the leader of the Japanese e-commerce segment, Rakuten. This is such an analogue of Ukrainian «Rozetka», but much more powerful. Naturally, they immediately went to the top user preferences.

Rakuten Pay also works with the mechanics of QR codes — user scans the product and pays for it. The application has a huge advantage due to being in the Rakuten ecosystem: customers enter only their Rakuten ID for identification, then choose an already attached card or accumulated Rakuten Super Points as money.

The number of trade points where you can pay with your wallet, is almost 1.2 million. From supermarkets to small eateries, night shops, pharmacies, cafes, restaurants, beauty salons and even airports.

Significant Rakuten competitor is Line Pay — an application based on the Line messenger, which I described in one of my previous articles. I actively used Line for some time, our company even had orders for the development of monitoring bots for it. This is the “national messenger” of Japan, which is popular mainly in this country. But in general in 2018, Line recorded 165 million active users from Japan, Taiwan, Thailand and Indonesia, which makes it the largest communication platform in Asia.

Line Pay was launched in 2014. It offers money transfers between users and mobile payments. As I have already said, they have a united balance between bank card and a wallet balance in the manner of Visa Qiwi Wallet, which makes it easier to withdraw money from ATMs and make payments where NFC and QR payments are not available.

And, of course, Apple Pay and Google Pay work in Japan, although their share is small, and Japanese banks are in no hurry to share their profits.

Other market solutions

But the Japanese payment market is actively saturated, and therefore competition for users is growing rapidly.

Firstly, the Indian Paytm service came to them, in collaboration with SoftBank and Yahoo Japan Corporation. This is also a QR payment service, which is supported by the Chinese fintech giant Ant Financial from Alibaba. They want to promote their AliPay system in Japan and thus seek access to customers.

Secondly, MoneyTap, a blockchain-based payment application (Ripple), which was launched in Japan in October 2018. Instant calculations, security, fashionable (but not the same as before) blockchain, so on. The project was created by the Japanese banking consortium — these are 61 banks and 80% of all industry assets.

Also, there is a Chinese “second passport” in Japan — the WeChat messenger, which integrated QR payments in China to absolutely all areas of life. They won’t become a leaders, so another Chinese company, Tencent, just went to start a partnership with Line Pay. It’s easier.

Conclusions

The Japanese payment market is similar to Ukrainian in many ways — an active transition to non-cash payments is combined with no less active saturation with payment services. The only difference is: in our case, the leaders are technologically apt banks and global mobile wallets from Apple and Google, but in Japan local products runs the show.