Алена Дегрик: мобильный банкинг в Украине - особенности появления

Почему концепция мобильного банка – того самого банка в смартфоне, которым вы, возможно, уже пользуетесь — развивается в Украине недостаточно быстро? Причина состоит в том, что является общим для украинских и европейских банков – они работают по одной методологии. Методология эта принципиально не изменялась за последние 25-30 лет. Традиционные банки умеют многое, их система принятия решений компенсирует недостаток гибкости масштабами и бюджетами, а население во многом доверяет тому, что может увидеть и коснуться: кассам, физическим отделениям и т.д. Но есть одно «но» — в большинстве своем традиционные банки не являются «цифровыми компаниями». Просто представьте, как превратить компанию со штатом в 25 000 сотрудников в цифровую компанию. И вы поймете, насколько сложно нынешнему главе «Укрпочты» с 85 000 людей.

При этом, если бизнес не изменяется, то потребности и запросы юзеров уже изменились. Еще 10 лет назад многие оплачивали коммуналку в кассах или максимум, через платежный терминал, а сегодня вы делаете это онлайн: в приложении или через веб-сервис.

Связано это с невероятно интенсивным развитием смартфонов. С каждым новым поколением мобильных девайсов они становятся все удобнее – потому мы проводим в них больше времени и замыкаем на приложениях все новые и новые процессы. Этим начинает пользоваться бизнес – создание, поддержка и развитие приложения – это, конечно, удовольствие не из дешевых, но намного дешевле, чем содержание сети физических отделений. Поэтому первые мобильные банки стали лидерами – их тарифы выгоднее для клиентов, а доходы выше.

Вот здесь есть классная статистика об использовании мобильного банкинга в Европе. Думаю, она (с некоторой погрешностью) актуальна и для Украины: доля пользователей смартфонов или планшетов,, которые используют свое устройство для банковских операций, достигла 47%. При этом, исследование говорит, что более 70% клиентов мобильного банкинга 13 европейских стран лучше управляют своими финансами благодаря ему.

Конечно, с нормативной базой в ЕС ситуация получше. В частности, в еврозоне изменили условия получения банковских лицензий путем снижения требований к капиталу. Тем самым расширилось окно для докапитализации и упростился процесс получения лицензии. Среднее снижение сроков — от 2 лет до 6 месяцев.

Переход на mobile first для традиционных банков – дело, мягко говоря, монументальное, и не только по причине аргумента о количестве сотрудников. Я вижу 2 ключевых трудности, которые преодолевают банки на пути к fintech:

  1. Переход всей существующей инфраструктуры больших банков – сложнейший процесс, требующий массы специалистов и огромных вложений средств;
  2. Разрыв в талантах (особенно в UX/UI дизайна, обновление которого является ключевым) и культурное сопротивление со стороны руководства могут препятствовать и даже саботировать масштаб изменений, необходимых для адекватного реагирования на быстро меняющуюся среду.

Банковский сектор трансформируется по-разному. С одной стороны у нас fintech-компании, у которых нет банковской лицензии. Они создают бренд и предлагают клиенту услугу, используя традиционный банк для обработки транзакций или в партнерской модели. В этом случае соблюдение правил обеспечивается банком-партнером. Такие компании сосредотачиваются на ценности, которую они могут предложить для максимально позитивного пользовательского опыта. Вторая ситуация — банки сразу открываются в виде мобильного банка. Второй путь сложнее и несколько утопичный – на примере украинского рынка финансовых услуг мы видим, что жизнеспособной является именно первая модель.

Таким образом, становится вопрос – как же украинская банковская система будет меняться и перестраиваться в условиях стремительного перехода населения в приложения? Самый адекватный ответ – на основе жизнеспособной модели. И это уже происходит прямо сейчас.

Тэги: Алена Дегрик , Альона Дегрік , fintech , ФК "Леогеймінг Пей" , Алена Шевцова, мобильный кошелек , прием платежей