Курс на cashless и госконтроль: как работает платежный рынок Беларуси

Изучать особенности других стран всегда интересно. Например, не так давно я рассказывала о том, как платят в Японии. В стране Восходящего солнца есть свои причуды — прочное доминирование наличных и популярность QR-кодов. Сегодня отдохнем от экзотики — расскажу о том, как работает транзакционный бизнес Беларуси —  обманчиво близкой, но очень понятной по логике происходящего.

Наличные vs «безнал»

Традиционно для постсоветской Восточной Европы, в Беларуси доминирует наличка. Как и в Украине, в РБ практически везде можно расплатиться картой или телефоном с NFC, но много где кэш не спешит уходить со сцены. Причин много — это пенсии, мелкие магазины, которые упорно сопротивляются терминалам, неразвитый транспорт — в маршрутке не рассчитаешься картой.

Сейчас в Беларуси более трети расчетов проводятся картами — по состоянию на 2017 год этот показатель достигал 35,4%, а ежегодный рост составляет 3-5%. В начале 2019 года на руках у жителей страны было 15 миллионов банковских карточек (это более чем на 5 млн больше населения Беларуси!), а у каждого платежеспособного беларуса было 2-3 карточки.

Беларусский fintech

Беларусь не была бы Беларусью, если бы там не существовала монопольная финтех-система, созданная государством. И она есть — это Единое рассчетно-информационное пространство, ЕРИП. Звучит немного пугающе, но зато ЕРИП дает возможность оплатить множество услуг — коммуналку, пошлины на дороги, штрафы ГАИ. ЕРИП также предусматривает возможность подключения терминала или оплату через QR-код. А найти это «пространство» можно в отделениях 23 банков и местной почты. Удобно, мне кажется, хоть и очевиден тотальный госконтроль.

Несмотря на отсутствие закона о регулировании fintech-сферы, Беларусь сложно назвать страной, где эта отрасль процветает. В силу особенностей государственной политики, здесь регулируется даже то, что не должно. В такой ситуации, главным агрегатором финтеха становится то самое ЕРИП, на котором регистрируются беларусские финтех-проекты.

Местные специалисты возлагают надежды на концепцию проекта профильного закона «О платежных системах и платежных услугах в Республике Беларусь». Он должен сделать сферу финтеха более прозрачной для игроков, инвесторов и стартапов. Пока же «синеокая» не может похвастаться каким-либо примечательным продуктом финансовых технологий, в отличие от Украины.

Электронные деньги в Беларуси

Беларусь — удивительно равномерная страна, и даже Visa и Mastercard здесь держат паритет: обеими системами пользуются по 4,7 млн чел. Еще 4,3 миллиона — за местной разработкой БЕЛКАРТ и 1,2 млн — БЕЛКАРТ Maestro.

Несмотря на то, что в последние годы власти Беларуси стремятся наладить диалог с Европой и не забывать об Украине, сложно отрицать, что РБ крепко сидит на орбите России. Значительная часть беларусских платежных систем так или иначе связаны с Россией.

Благодаря санкциям в адрес РФ мы, украинцы, уже начали забывать эти названия, но в Беларуси они все еще в ходу. В 2018 году выпуском электронных средств в РБ занимались МТС Деньги, Банк Решение (QIWIБел, iPay), БПС-Сбербанк (ePay), Паритетбанк (iPay), Приорбанк (ОСМП, iPay, Belqi), Технобанк (Webmoney). Доступ к электронным деньгам Беларусбанка и Приорбанка дают карточки Мастеркард; а вот Белгазпромбанк ориентируется на нерезидентов — Euroberlio и Росберлио-Карт, Альфа-Банк, БПС-Сбербанк погашают цифровые средства других нерезидентов — ёКард и Яндекс.Денег.

С помощью электронных денег беларусы, как и мы, оплачивают мобильную связь, коммунальные услуги, покупки в интернет-магазинах, выплачивают штрафы и кредиты. А, к примеру, систему Берлио в РБ используют для оплаты топлива.

Выводы

Беларусь, как я уже говорила, пока не блещет инновационными финтеховыми проектами, однако потенциал там явно есть (достаточно вспомнить беларусские игровые студии вроде Wargaming). Правда, чтобы раскрыть этот потенциал, придется постараться. Поскольку самое главное обстоятельство Беларуси — это нынешний формат государственного управления, то будет отлично, если государство подкинет финтеху возможности для развития. Как видим, уже сейчас есть такие попытки.

Пока же, на примере ЕРИП, да и других отраслей, Беларусь крайне централизована. Пойдет ли это на пользу местному fintech? Поживем — увидим.

Сashless strategy and state control: the payment market in Belarus

It’s always interesting to study the key points of other countries. For example, not so long ago, I talked about the payment market of Japan. There are some unique features in the Land of the Rising Sun — for e.g., strong cash domination and the popularity of QR codes. Today we cana rest from the exotic — I will tell you about how the transactional business of Belarus works == deceptively close, but very understandable according to the logic of what is happening there.

Cash vs cashless

Traditionally for post-Soviet Eastern Europe, cash dominates in Belarus. As it is in Ukraine, in Republic of Belarus you can pay with a card or a phone with NFC almost everywhere, but there are many places, where the cash-only is in no hurry to leave the stage. There are many reasons for that: pensions, small shops that stubbornly resist the POS terminals, undeveloped public transport — you can’t pay with a card in a minibus.

Now in Belarus, more than a 30% of payments are carried out by cards — as of 2017, this figure reached 35.4%, and the annual growth is 3-5%. In early 2019, residents of the country had 15 million bank cards in their hands (this is more than 5 million more than the population of Belarus!), And each solvent Belarusian had 2-3 cards.

Belarusian fintech

Belarus would not be Belarus if the state-created fintech monopoly did not exist there. And it is — the Single Calculation and Information Space, the SСIS. Sounds a bit scary, but ERIP gives you the opportunity to pay a lot of services — a communal flat, duties on roads, traffic police fines. The SСIS also provides for the possibility of connecting the terminal or payment via a QR code. And you can find this “space” in the offices of 23 banks and local mail. Conveniently, it seems to me, though the total state control is obvious.

Despite the absence of a law regulations in fintech sphere, Belarus can hardly be called a country where this industry is flourishing. Due to the nature of public policy, even what should not be regulated here, is still regulation. In such a situation, the same SСIS becomes the main fintech aggregator, in which Belarusian fintech projects are registered and working.

Local experts are pinning their hopes on the concept of the draft profile law “On payment systems and payment services in the Republic of Belarus”. It should make fintech more transparent for business, investors and startups. In the meantime, the «blue-eyed» cannot boast of any remarkable product of financial technologies, unlike Ukraine.

Electronic money in Belarus

Belarus is a surprisingly parity country, and even Visa and Mastercard hold equal positions here: 4.7 million people use both systems. Another 4.3 million for the local development of BELCARD and 1.2 million for BELCARD Maestro.

Despite the fact that in recent years, the Belarusian authorities are striving to establish a dialogue with Europe and not to forget about Ukraine, it is difficult to deny that Belarus is firmly in Russian orbit. A significant part of the Belarusian payment systems are somehow connected with Russia.

Thanks to the sanctions against the Russian Federation, we, Ukrainians, have already begun to forget these names, but they are still in use in Belarus. In 2018, MTS Money, Reshenie Bank (QIWIBel, iPay), BPS-Sberbank (ePay), Paritetbank (iPay), Priorbank (OSMP, iPay, Belqi), Technobank (Webmoney) were involved in the release of electronic money in the Republic of Belarus. Access to the electronic money of Belarusbank and Priorbank is given by MasterCard cards; Belgazprombank focuses on non-residents — Euroberlio and Rosberlio-Kart, Alfa-Bank, BPS-Sberbank redeem the digital funds of other non-residents — Cardi and Yandex.Money.

With the help of electronic money, Belarusians, like us, pay for mobile communications, utilities, shopping in online stores, pay fines and loans. And, for example, the Berlio system in Belarus is used to pay for fuel.

Conclusions

Belarus, as I have already said, does not yet shine with innovative fintech projects. However there is clearly potential there (it suffices to recall Belarusian game studios like Wargaming). But to unlock this potential, they they need to ty harder. Since the most important circumstance of Belarus is the current format of state administration, it will be great if the state throws fintech opportunities for development. As we can see, there are already such attempts to be made.

In the meantime, using the example of the SСIS and other industries, Belarus is extremely centralized. Will this benefit the local fintech? We shall wait and see.

Тэги: Алена Дегрик , Алена Шевцова