Банкнота в 1 000 грн — это не признак дефолта. Это сигнал для безналичной экономики

Выборы уже близко. В свете нарастающей предвыборной гонки за места в парламенте любая экономическая инициатива сейчас рассматривается исключительно как волевое политическое решение. О том, почему это опасно для развивающихся экономик вроде украинской, можно говорить очень долго, но смысл не поменяется. Волюнтаризм не дает экономике развития, но еще хуже, когда логичные и правильные инициативы выдаются за желание заработать лишние политические очки. 

 

Это очень хорошо просматривается на примере денежных реформ, которые проводит наш регулятор. В Украине был взят стратегический курс на cashless: повышение доли безналичных расчетов, внедрение новых инструментов, выход на украинский рынок новых инновационных сервисов вроде Apple Pay и Google Pay, появление новых платежных систем и т.д. Государство дает бизнесу четкий сигнал (каждый год это чувствуется на форуме Finclusion): мы готовы поддерживать все, что стимулирует украинцев платить картой, электронным кошельками, мобильным телефоном. Всем, кроме наличных, которые дорогие в обслуживании, мешают детенизации доходов и борьбе с коррупцией и т.д. 

 

Но что делать с текущим уровнем использования налички? Ситуация с курсом и рост доходов показывает, что нынешние денежные номиналы использовать неудобно, а обслуживать — дорого. Проводить деноминацию? Плохая идея, для страны масштабов Украины это сложный процесс, дорогостоящий и не самый актуальный — ведь зачем делать оплату наличными максимально удобной, если процент «безнала» растет из года в год и пересекает 50%?

 

Выход — использовать проверенную европейскую практику обслуживания «налички». Мелкие номиналы — 1 грн, 2 грн, 5 грн и 10 грн — логичнее сделать в виде монет, а не банкнот. Устойчивость к износу намного выше, частота использования будет понижаться. Мало кто хочет таскать с собой в кармане звенящие деньги, если мелкие покупки можно оплатить просто приложив карточку или смартфон к терминалу. Более крупные купюры будут поддерживаться, но перспектива получить сдачу в виде кисета с монетами — еще один стимул перейти на cashless-расчеты.

 

Учитывая нынешний размер средней зарплаты в крупных городах, иметь 500 грн самой большой купюрой — пройденный этап. Ее ввели в 2006 году, а с тех пор изменилось очень многое. Отмена малых банкнот и введение 1000 грн решает проблему критического накопления денежной массы в обороте. Нагрузка на ее обслуживания серьезно снизится, а оптимизация операционных расходов — это всегда хорошо. А очередные пророчества о дефолте здесь кажутся откровенной спекуляцией, поверить в которую может лишь хронический паникер.

 

Другой важный момент —психологический. Носить и расплачиваться такими купюрами —неудобно для клиента. Давать с них сдачу для продавца — неудобно вдвойне. Все это дает мощный сигнал для безналичной экономики, который нельзя игнорировать. Наличные становятся не столько проблемой, сколько неудобным анахронизмом, совершенно лишним для современного потребителя. Задача же fintech-бизнеса здесь — продолжать развивать платежную экосистему — настолько удобную, чтобы возвращаться к наличным не было бы желания по всем видимым причинам.

 

A 1,000 UAH banknote is not a sign of a national bankruptcy. This is a signal for a cashless economy.

 

Elections are coming. In the light of the growing pre-election race for seats in parliament, any economic initiative is now considered solely as a volitional political decision. We can talk about why this is dangerous for developing economies like Ukrainian, but the meaning will not change. Voluntarism doesn’t give the economy a development, but it’s even worse when logical and correct initiatives are issued as a desire to earn extra political points.

 

You can this well seen in the example of the monetary reforms carried out by Ukrainian state regulator. Ukraine took a strategic course for cashless: increasing the share of cashless payments, introducing new tools, the new innovative services like Apple Pay and Google Pay entering Ukrainian market, the emergence of new payment systems, etc. The state gives the business a clear signal (every year this is felt on the Finclusion forum): we are ready to support everything that encourages Ukrainians to pay with a bank card, electronic wallets, or a mobile phone. Anything, except cash, which is expensive to maintain, interferes with the detuning of incomes, interferes with the fight against corruption, etc.

 

But what to do with the current level of cash using? The situation with the course and the growth of income shows that the current monetary nominals are inconvenient to use and expensive to maintain. What can we do — conduct denomination? A bad idea, for a country like Ukraine this is a complicated process, expensive and not the most urgent — after all, why making cash payments as convenient as possible if the cashless percentage increases year by year and crosses 50%?

 

The solution is to use the proven European cash service practice. Small nominals — 1 UAH, 2 UAH, 5 UAH and 10 UAH — will be turned into coins, not banknotes. Run-out resistance is much higher, the frequency of use will decrease. Not many people want to carry a ringing money in their pockets, if you can pay for small purchases simply by attaching a card or smartphone to the terminal. Larger bills will be maintained, but the prospect of a change in the form of a coin pouch is another argument to switch into cashless payments.

 

Given the current size of the average salary in large cities, 500 UAH as the biggest banknote is the passed stage. It was introduced in 2006, and a lot has changed since then. The abolition of small banknotes and the introduction of 1000 UAH solves the problem of the critical accumulation of banknotes in circulation. The load on its attendance will be seriously reduced, and the optimization of operating expenses is always good. And the boring prophecies about national bankruptcy here seem to be a frank speculation, which only a chronic alarmist can believe in.

 

 

Another important point is psychological. To carry and pay with such banknotes is inconvenient for the customers. Giving them change for the seller is doubly inconvenient. All this gives a powerful signal for a cashless economy that cannot be ignored. Cash becomes not so much a problem as an uncomfortable anachronism, completely superfluous for the modern consumer. The task of the fintech business here is to continue developing the payment ecosystem so good that there would be no intention to return to cash for all obvious reasons.

 

Тэги: Алена Дегрик , Алена Шевцова, Алена Дегрик Шевцова